Роберт рождественский

Звучи, любовь

Я тебя люблю, моя награда. Я тебя люблю, заря моя. Если мне не веришь, ты меня испытай, — Всё исполню я!

Горы и моря пройду я для тебя, Радугу в степи зажгу я для тебя, Тайну синих звезд открою для тебя, Ты во мне звучи, любовь моя! Я пою о том, что я тебя люблю, Думаю о том, что я тебя люблю, Знаю лишь одно, что я тебя люблю. Ты во мне звучи, любовь моя!

Жизнь моя теперь идёт иначе, Не было таких просторных дней. Вижу я тебя и становлюсь во сто крат Выше и сильней!

Я живу одной твоей улыбкой, Я твоим дыханием живу. Если это — сон, то пусть тогда этот сон Будет наяву!

Горы и моря пройду я для тебя, Радугу в степи зажгу я для тебя, Тайну синих звезд открою для тебя, Ты во мне звучи, любовь моя! Я пою о том, что я тебя люблю, Думаю о том, что я тебя люблю, Знаю лишь одно, что я тебя люблю. Ты во мне звучи, любовь моя!

Снег

Этой ночью первый снег летел в окно. Этим утром снег идти не перестал… Так идет он, будто кто-то озорно, как в бутылке, все окрестности взболтал. И не знает снег, куда лететь ему, где найти ему местечко для жилья. И забыл он, где земля, зачем земля? почему трава и зелень почему. То идет он сверху вниз, то снизу вверх — озабоченный, растерянный, чудной… Я прекрасно понимаю первый снег, потому что так же было и со мной. Время встало. А потом пошло назад! Все часы на свете канули во тьму. И забыл я, что сказать. Зачем сказать. Почему смеяться, плакать почему. Шла за осенью весна, потом — зима. Позабыл я все слова, все имена. Позабыл я даже то, как ты нужна,— ты об этом мне напомнила сама. Очень гордая сама пришла ко мне, равнодушие обидное стерпя.

На твоих ресницах тает первый снег… Чтоб я делал, если б не было тебя?!

Анализ стихотворения «Рождественский романс» Бродского

Стихотворение «Рождественский романс» Иосиф Бродский написал в 1961 году. По другим источникам в 1962 году. Посвящено Евгению Рейну, другу и собрату по перу. Бродский очень ценил это произведение, часто читал его уже будучи в эмиграции.


О чём это стихотворение?

Название говорит само за себя. О рождественском настроении, которое испытывает автор. И это настроение вовсе не праздничное. Слова «печально», «печальный» встречаются в произведении четыре раза. Автор хочет донести до читателя своё тяжёлое душевное состояние, свою необъяснимую тоску.

Ему кажется, что всё вокруг: и дома, и люди, и даже Луна разделяют его настроение. В «необъяснимой тоске» находятся все, кого встречает герой на своём пути: и «дворник круглолицый», и «сомнамбулы, пьяницы», и «красотка записная». Так же на пути поэта встретился «печальный певец», а иностранец сделал «печально фотоснимок». В «необъяснимой тоске» находится и кораблик на шпиле в Александровском саду.

Некоторое время Бродский жил в Москве. Видимо, он описывает свой маршрут к Александровскому саду, который напоминает ему родной Ленинград.

Почему же такое несоответствие? Ведь в светлый праздник Рождества люди должны веселиться, радоваться жизни. Вспомним время написания стихотворения. Рождество тогда не отмечали, потому что всё, что касалось христианства, было под запретом. Теперь праздновали Новый Год. «Твой Новый год по тёмно-синей волне плывёт…» Многим этот праздник казался каким-то искусственным. Не радуют автора даже атрибуты торжества: «И льётся мёд огней вечерних и пахнет сладкою халвою».

Кроме того юный Бродский скучает по родному городу. А может он предчувствует невзгоды, которые очень скоро выпадут на его долю: обвинение в тунеядстве, вынужденная эмиграция.

И всё же, несмотря на всеобъемлющую тоску, теплится в душе надежда на лучшее. «Как будто жизнь начнётся снова», «как будто будет свет и слава, удачный день и вдоволь хлеба». Маятник времени качнётся, и жизнь всё расставит по своим местам. «И жизнь, качнувшись влево, качнётся вправо». Стихотворение написано разностопным ямбом. Бродский использует интересные метафоры. Луну он называет то «ночной фонарик нелюдимый», то «ночной пирог», месяц — «ночной поезд новобрачный». «Рождественский романс» звучит очень мелодично. Автор и читает его по-особенному, нараспев. Недаром на эти стихи написана музыка.

Анализ стихотворения «Я жизнь люблю безбожно» Рождественского

В миниатюре «Я жизнь люблю безбожно» Роберта Ивановича Рождественского задействованы все основные темы классической философской лирики.

Стихотворение написано примерно в конце 1960-х годов. Его автору в ту пору под сорок лет, он находится в расцвете творческих сил, его поэзия отмечена наградами и читательским признанием. По жанру – элегия, рифмовка перекрестная, хотя прихотливое расположение текста несколько затрудняет ее определение. Деление на строфы отсутствует. Интонация ликующая. Первая строка звучит ультимативно. Выражение «безбожно» в данном контексте является частью фразеологического оборота, употребляется в переносном, а не прямом смысле, имеет значение «без оглядки, всем сердцем, несмотря ни на что». Уже во 2 строке – резкий минорный спад: знаю наперед. Фразеологизм «рано или поздно» подчеркивает тревожную ноту в размышлениях поэта о дне смерти. Он понимает, что эту тревогу с ним разделяет все человечество. «Мой черед»: мысль о смерти неслучайной, предназначенной именно ему. Вновь местоимение «я» развивает представляемую в воображении героя картину будущей кончины. «Упаду на камни»: что ж, в реальности все произошло немного иначе. Перед смертью поэт продолжительно болел. «Уходя во тьму»: возможны три трактовки. Темнота как момент перехода от жизни земной в жизнь загробную. Тьма как символ ожидающей его посмертной участи, наконец, уверенность, что за гробом ничего нет. Впрочем, есть и четвертый подтекст: поэт настолько любит эту жизнь, что все последующее перед ней меркнет. «Усталыми руками»: намек на то, что судьба его, впрочем, как и у каждого человека, была непростой. «Землю обниму»: отходя в землю, он словно прощается и приветствует ее в последний раз. В этом месте стоит единственное многоточие. Затем, словно отмолчавшись, поэт продолжает, вновь набирая градус примирения, благодарности, радости. В анафорах «хочу» он перечисляет свои заветные мечты. «Чтоб не поверили друзья»: их жажда жизни такова, что в смерть не верится. «Охрипли соловьи»: хоть на мгновение, чтобы его уход не прошел незамеченным так горячо любимой им землей и, в том числе, природой. Олицетворение «впадая в ярость» отнесено к весне. Она должна идти по свету всем смертям назло. Наконец, в финале он обращается к самому дорогому существу, встреченному им в этой жизни, супруге А. Киреевой: будь счастлива! Таково его завещание. Печалиться преступно, нужно жить, творить, мечтать и любить.


«Я жизнь люблю безбожно» Р. Рождественского – ода радости бытия, принятия его законов.

Приду к тебе

Только захоти — Приду к тебе, Отдыхом в пути Приду к тебе. К тебе зарей приду, Живой водой приду. Захочешь ты весны — И я весной приду к тебе.

Приду к тебе я Отзвуком в ночной тиши, Огнем негаснущим, Крутым огнем твоей души… Слова найду святые, Я для тебя найду слова… Слова найду святые, Я для тебя найду слова.

Сквозь громаду верст Приду к тебе, Светом дальних звезд Приду к тебе, К тебе во сне приду И наяву приду, Захочешь ты дождя, И я дождем приду к тебе!..

Приду к тебе я Отзвуком в ночной тиши, Огнем негаснущим, Крутым огнем твоей души… Слова найду святые, Я для тебя найду слова… Слова найду святые, Я для тебя найду слова.

О разлуке

Ты ждешь его теперь, когда Вернуть его назад нельзя… Ты ждешь. Приходят поезда, на грязных спинах принося следы дорожных передряг, следы стремительных дождей… И ты, наверно, час подряд толкаешься среди людей. Зачем его здесь ищешь ты — в густом водовороте слов, кошелок, ящиков, узлов, среди вокзальной суеты, среди приехавших сюда счастливых, плачущих навзрыд?.. Ты ждешь. Приходят поезда. Гудя, приходят поезда… О нем никто не говорит. И вот уже не он, а ты, как будто глянув с высоты, все перебрав в своей душе, все принимая, все терпя, ждешь, чтобы он простил тебя. А может, нет его уже… Ты слишком поздно поняла, как он тебе необходим. Ты поздно поняла, что с ним ты во сто крат сильней была… Такая тяжесть на плечах, что сердце сплющено в груди… Вокзал кричит, дома кричат: «Найди его! Найди! Найди!» Нет тяжелее ничего, но ты стерпи, но ты снеси. Найди его! Найди его. Прощенья у него проси.

Восемьдесят восемь

Понимаешь, трудно говорить мне с тобой: в целом городе у вас — ни снежинки. В белых фартучках школьницы идут гурьбой, и цветы продаются на Дзержинке. Там у вас -деревья в листве… А у нас,- за версту, наверное, слышно,- будто кожа новая, поскрипывает наст, а в субботу будет кросс лыжный…

Письма очень долго идут. Не сердись. Почту обвинять не годится… Рассказали мне: жил один влюбленный радист до войны на острове Диксон. Рассказали мне: был он не слишком смел и любви привык сторониться. А когда пришла она, никак не умел с девушкой-радисткой объясниться… Но однажды в вихре приказов и смет, график передачи ломая, выбил он: ЦЕЛУЮ! И принял в ответ: Что передаешь? Не понимаю…

Предпоследним словом себя обозвав, парень объясненья не бросил. Поцелуй восьмерками зашифровав, он отстукал ВОСЕМЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ!* Разговор дальнейший был полон огня: Милая, пойми человека! (Восемьдесят восемь!) Как слышно меня? (Восемьдесят восемь!) Проверка.

Он выстукивал восьмерки упорно и зло. Днем и ночью. В зиму и в осень. Он выстукивал, пока в ответ не пришло: Понимаю, восемьдесят восемь!..

Я не знаю, может, все было не так. Может — более обыденно, пресно… Только верю твердо: жил такой чудак! Мне в другое верить неинтересно…

Вот и я молчание не в силах терпеть! И в холодную небесную просинь сердцем выстукиваю тебе: Милая! Восемьдесят восемь!.. Слышишь? Эту цифру я молнией шлю. Мчать ей через горы и реки… Восемьдесят восемь! Очень люблю. Восемьдесят восемь! Навеки.

*Сочетание «88-С» по коду радистов означает «целую».

Анализ стихотворения «Монолог женщины» Рождественского

В «Монологе женщины» Роберт Иванович Рождественский исследует женскую натуру, ее чаяния и бездны отчаяния.

Стихотворение датируется 1982 годом. В эту пору поэту исполнилось 50 лет, он давно получил читательское признание, регулярно издает сборники, соавтор множества популярных песен. В жанровом отношении – поэма, драма, исповедь. На эти стихи М. Таривердиев написал музыку. Лирическая героиня – женщина с неистребимой надеждой на «обычное счастье». Она дает в газету объявление о знакомстве. Приведен и сам текст объявления, такой будничный в своей простоте, типичный, в общем-то, но сколько страхов и беззащитного доверия в нем. Получив отклик, она торопится на встречу, приходит раньше незнакомца, которого в мыслях уже зовет «любимым». Мучительный внутренний монолог, как маятник, качается то в одну, то в другую сторону. Героиня досадует, раздражается, ощетинивается гордостью – и вместе с тем умоляет и плачет сердцем. То и дело ее мысли прерываются авторскими отступлениями (скажем, с третьего по пятое четверостишие, ода современной Женщине). Героиня пытается смягчить очередную неудачу иронией, сарказмом. Так легче, так даже почти не больно. Попутно она размышляет о тайнах мужской психологии. Выводы неутешительны: самодовольный пол, хотя, ну как назло, все кажутся красавцами. Впрочем, «потасканные тигры» к настоящей любви и не способны.

Она почти успокоила себя, однако «голос несчастья» все еще мечется над городом. Мужчина из «изнеженного льва» превращается в ее «повелителя», она представляет себя с ним наедине. Опомнившись, зарекается называть его «любимым», и сразу же, не замечая того, именно так и называет. «Одиночество смерти» гнетет ее озябшее в житейских бурях, внешне неунывающее, сердце. Свою нерастраченную нежность она обещает любому, кто хоть «немножечко полюбит». Вредные привычки не помеха, вредный характер тоже. Даже если гол как сокол – «приди же, любимый!» Пусть не навсегда, все равно станет лучшим воспоминанием, опорой. Затем град проклятий, пристрастных насмешек над медлящим «Ромео». И тут же: «Я буду ждать до самого конца!» В финале героиня поднимается до широкого обобщения, чувствуя связь с «незнакомыми сестрами», которые, вопреки всему, надеются и ждут. Возникает образ памятника Женщине, которая ждет счастья. Звенящая от слез, но почти оптимистическая нота «дождусь!» сменяется умоляющей просьбой: приди же! В строчках россыпь заклинающих рефренов, анафор (рядом с бронзой, не придется). Эпитеты: вселенской, взрывчатом, разжиревших. Метафора: печаль пью. Мимоходом затронуты темы войны, истории, города, семейных отношений. Водопад вопросов, восклицаний.

«Монолог женщины» Р. Рождественского стал основой для оперы М. Таривердиева «Ожидание».

Я в глазах твоих утону, можно

Я в глазах твоих утону, можно? Ведь в глазах твоих утонуть — счастье. Подойду и скажу: Здравствуй, Я люблю тебя. Это сложно… Нет, не сложно, а трудно Очень трудно любить, веришь? Подойду я к обрыву крутому Стану падать, поймать успеешь? Ну а если уеду — напишешь? Я хочу быть с тобой долго Очень долго… Всю жизнь, понимаешь? Я ответа боюсь, знаешь…. Ты ответь мне, но только молча, Ты глазами ответь, любишь? Если да, то тогда обещаю Что ты самым счастливым будешь Если нет, то тебя умоляю Не кори своим взглядом , Не тяни своим взглядом в омут Пусть другую ты любишь, ладно… А меня хоть немного помнишь? Я любить тебя буду, можно? Даже если нельзя, буду! И всегда я приду на помощь Если будет тебе трудно!

За тобой через года иду

За тобой через года иду, не колеблясь. Если ты — провода, я — троллейбус. Ухвачусь за провода руками долгими, буду жить всегда-всегда твоими токами. Слышу я: «Откажись! Пойми разумом: неужели это жизнь — быть привязанным?! Неужели в этом есть своя логика?! Ой, гляди — надоест! Будет плохо». Ладно! Пусть свое гнут — врут расцвеченно. С ними я на пять минут, с тобой — вечно! Ты — мой ветер и цепи, сила и слабость. Мне в тебе, будто в церкви, страшно и сладко. Ты — неоткрытые моря, мысли тайные. Ты — дорога моя, давняя, дальняя. Вдруг — ведешь меня в леса! Вдруг — в Сахары! Вот бросаешь, тряся, на ухабы! Как ребенок, смешишь. Злишь, как пытка…

Интересно мне жить. Любопытно!

Ты мне сказала

Ты мне сказала: «Ночью Тебя я видела с другой! Снилось: на тонкой ноте в печке гудел огонь. Снилось, что пахло гарью. Снилось, метель мела, Снилось, что та — другая — тебя у метро ждала. И это было началом и приближеньем конца. Я где-то ее встречала — жаль, не помню лица. Я даже тебя не помню, Помню, что это — ты… Медленно и небольно падал снег с высоты, Сугробы росли неизбежно возле холодной скамьи. Мне снилась твоя усмешка. Снились слезы мои… Другая сидела рядом. Были щеки бледны… Если все это — неправда, Зачем тогда снятся сны?! Зачем мне — скажи на милость — знать запах ее волос?..»

А мне ничего не снилось. Мне просто не спалось…

Анализ стихотворения «Алене» Рождественского

Пронзительное произведение «Алене» Роберта Ивановича Рождественского посвящено его жене, единственной спутнице жизни и Музе.

Стихотворение написано не позднее 1973 года. В творческом отношении это один из самых успешных периодов в жизни поэта: его заслуги отмечены государственными премиями, книги регулярно издаются, а песни распевает вся большая советская страна. Личная жизнь поэта также сложилась счастливо: более сорока лет он прожил с Аллой Киреевой, которую в своей лирике ласково называл Аленой. Они познакомились еще в студенческие годы, вместе вырастили двух дочерей, пережили невзгоды и разногласия, чтобы не расставаться до конца своей жизни. В жанровом отношении – признание и гимн вечному чувству, клятва верности. Поэт умышленно нарушает стихотворные каноны, ломает строфу – графически и ритмически, перекрестную рифмовку превращает в полет свободных ассоциаций и образов. Интонация интимная, напряженная, автор заклинает все стихии мира, поэзию и само время во имя любви к своей единственной. Именно жена была его Музой и путеводной звездой. Стихотворение вырывается из оков бумаги и оживает. Текст обрастает плотью, банальная, вроде бы, тема – крыльями и цветами. Даже буквы одушевляются, выполняя волю своего повелителя, автора – глядеть влюбленно на его избранницу. Любящий обретает власть и над силами природы. Отныне аромат и трепет сирени, само солнце и неласковая февральская вьюга покоряются героине. Рефрен «знаешь», его продолжение «я хочу», часть тайного языка, связывающего две жизни вместе, вот уже на протяжении почти двадцати лет. Чарующие сравнения украшают стихотворение: словно соскучившаяся ветка сирени, будто капля росы. Метафора: на ладони клена. Частица «бы» – знак уязвимости поэта. Волшебство момента создает не только он, но и она. Стих пронизан внутренней музыкой. Восклицаний в нем нет, только неподдельная, натянутая, как струна, искренность большого чувства. Поэт многократно в своей лирике призывает счастье в судьбу любимой. В заключительных строках – сбывшееся пророчество: Р. Рождественский покинул этот мир раньше жены. Он любил ее «столько, сколько нам жить осталось». В последние годы он собрал для нее целую книгу из посвященных ей стихотворений.


Автобиографическая любовная лирика Р. Рождественского – синтез мощной экспрессии чувств, рыцарственности, традиций классической русской литературы о любви.

Рождественский Роберт

Только тебе

Было… Я от этого слова бегу, И никак убежать не могу. Было… Опустевшую песню свою Я тебе на прощанье пою. Было… Упрекать я тебя не хочу, Не заплачу и не закричу. Было… Не заплачу и не закричу. Ладно. Пронеслось, прошумело, прошло. Ладно. И земля не вздохнет тяжело. Ладно. Не завянет ольха у воды, Не растают полярные льды. Ладно. Не обрушится с неба звезда, И не встретимся мы никогда. Ладно. Пусть не встретимся мы никогда.Никогда тебя мне не забыть, И пока живу на свете я,Не забыть тебя, не разлюбить. Ты судьба, судьба и жизнь моя.Снова, не страшась молчаливых дорог, Я однажды шагну за порог, Снова я как будто по тонкому льду В затаенную память приду. Снова над бескрайней землею с утра Зашумят и закружат ветра, Снова над землею закружат ветра. Солнце распахнет молодые лучи, Ах, как будут они горячи. Солнце будет царствовать в каждом окне, Будет руки протягивать мне, Солнце будет в небе огромном сиять, И в него я поверю опять, В солнце я однажды поверю опять.Слышишь, я когда-нибудь встречу любовь, Обязательно встречу любовь. Слышишь, половодьем подступит она, Будто утро наступит она. Слышишь, я от счастья смеясь и любя, В этот миг я забуду тебя, Слышишь, в этот миг я забуду тебя.Никогда тебя мне не забыть, И пока живу на свете я,Не забыть тебя, не разлюбить. Ты судьба, судьба и жизнь моя.Кристина Орбакайте «Только тебе» (музыка – О. Фельцман, слова – Р. Рождественский) Приобрести диск можна на www.orbakaite.ru

Cтихи о любви Роберта Рождественского | опубликовано: 17 января 2009

Комментариев: 40

40. Людмила | 10 октября 2017 — 16:57 В свои 45 лет я открыла для себя Великого русского поэта Роберта Рождественского !Читаю и душу переворачивает столько эмоций счастье, тоска, любовь. Радость от того, что я живу на этой земле .Браво !

39. Бем | 3 июля 2016 — 19:57 Пугачева эту песню не пела ни разу. это уже, как ярый фанат Аллы говорю.

38. Алюбка | 31 августа 2013 — 19:44 Помню с детства эту песню в исполнении Ротату.ВЕЛИКОЛЕПНО!НА ВСЕ ВРЕМЕНА, ДЛЯ ВСЕХ ВЛЮБЛЕННЫХ!

37. Лиза | 22 июля 2013 — 11:12 Прочитала и сразу полюбила это стихотворение…моя история…и чувства будто считаны с моего сознания.за живое.36. игорь | 14 июля 2013 — 05:38 Вообщето ,это песня Софии Ротару.И у нее она звучит более проникновенно

35. Лена | 13 ноября 2012 — 17:51 34. спиря | 1 ноября 2012 — 09:44 прекрасные стихи, очень точно отображающие крик души человека

33. Виталий | 3 сентября 2012 — 23:57 Песня просто УЛЁТ…

1 … >>

Чудо

Так полыхнуло — сплеча, сполна — над ледяным прудом! .. (Два человека — он и она — были виновны в том…) В доме напротив полночный лифт взвился до чердака. Свет был таким, что мельчайший шрифт читался наверняка… Так полыхнуло, так занялось — весной ли, огнем — не понять. И о потомстве подумал лось, а заяц решил линять. Землю пробили усики трав и посверлили лучи. Тотчас, об этом чуде узнав, заспешили с юга грачи. На лентах сейсмографов стала видна нервная полоса… (Два человека — он и она — глядели друг другу в глаза…) Реки набухли. Народ бежал и жмурился от тепла. Кто-то кричал: ‘Пожар! .. Пожар! ..’ А это любовь была.

Анализ стихотворения «Все начинается с любви» Рождественского

Тема любви и философии в 50-80хх годах прошлого столетия поднималась не так часто. Роберт Рождественский был одним из самых ярких поэтов своего времени, и его философская лирика цепляла своей прямотой и открытостью, отчего надолго останется в памяти как классика.

В своем произведении поэт рассуждает о важности любви как чувства. Любовь – это первоначало всего, что окружает человека

Без этого светлого чувства человек не может созидать, не может быть счастливым, не может реализоваться в плане моральных качеств. Это не страсть, захватывающая с головой — это что-то другое, словно из иного мира, иной его грани.

Тема любви в произведении затрагивает не только человека, но и весь окружающий мир. Природа, события, жизнь – все начинается именно с нее. Даже такое противопоставленное чувство, как ненависть – оно тоже берет свое начало от светлого и прекрасного. Что уж тут говорить о глазах цветов или глазах чистого, невинного ребенка – столь же чистого, сколь и сама любовь. Нет детей счастливее тех, кто рожден именно по любви.


Ради нее люди готовы идти на подвиги: «…мечта и страх, вино и порох. Трагедия, тоска и подвиг…». Некоторое войны начинались именно из-за этого странного, всеобъемлющего чувства. Мужчины идут на подвиги ради любимых женщин, и это не обязательно должен быть героизм — даже простые повседневные занятия, в которые вложена душа, могут стать подвигом.

Поэт ассоциирует чувство любви с весной. «Весна шепнет тебе: Живи». Весной пробуждается ото сна природа, весной начинаются птичьи свадьбы, и это тоже проявление чувства, пусть инстинктивное и неосознанное. Просыпающиеся и цветущие деревья, первые травы и цветы – не это ли проявление любви у природы? Чувство пробуждения, нового начала, новой жизни поднимает свою нежность даже у человека, не подверженного действию инстинктов так, как животное.

И ненависть – чувство, абсолютно противоположное и противопоставленное любви. Казалось бы, что между ними общего? Но всем известно, что между ними лишь шаг, что и подчеркивает поэт в своих строках.

Любовь – это дар судьбы, нужно только увидеть ее во всем, что окружает человека. Принять это чувство, впустить его, и тогда начнется весна и в душе человека. «И ты от шепота качнешься, и выпрямишься, и начнешься». Человеческое начало тоже берется из этого светлого и прекрасного чувства. Оно не так жестоко связывает, как мораль или закон, оно не принуждает, а лишь подталкивает к правильным выводам и действиям.

Все начинается с любви.

Приходи и позови

А ты всегда была моей главной тайною, И я тебя просил: Приди и позови, А я не просто жил, я жил в ожидании, В ожидании единственной любви.

А я не знал тебя, я жил то набело, то начерно, И все ж недаром я доверял своей судьбе, И ты с рождения была мне богом предназначена, И я всю жизнь, всю жизнь шел к тебе.

Мир полон света, он глядит на нас с любовью, Ведь в мире этом мы встретились с тобою, Мир полон света, он глядит на нас с любовью, Ведь в мире этом мы встретились с тобою.

А я тебя люблю, люблю лишь тебя одну, И я живу сейчас, живу будто во сне, И я иду к тебе, иду, как идут ко дну, Мне светло с тобой на этой глубине.

Была мечтою ты, была зарею предрассветною, Отныне ты моя путеводная звезда, Ты как награда мне, а вот за что, я сам не ведаю, И я всю жизнь, всю жизнь шел к тебе.

Мир полон света, он глядит на нас с любовью, Ведь в мире этом мы встретились с тобою, Мир полон света, он глядит на нас с любовью, Ведь в мире этом мы встретились с тобою.

Хотя б во сне давай увидимся с тобой

Хотя б во сне давай увидимся с тобой. Пусть хоть во сне твой голос зазвучит… В окно — не то дождем, не то крупой с утра заладило. И вот стучит, стучит… Как ты необходима мне теперь! Увидеть бы. Запомнить все подряд… За стенкою о чём-то говорят. Не слышу. Но, наверно,— о тебе!.. Наверное, я у тебя в долгу, любовь, наверно, плохо берегу: хочу услышать голос — не могу! Лицо пытаюсь вспомнить — не могу!..

…Давай увидимся с тобой хотя б во сне! Ты только скажешь, как ты там. И всё. И я проснусь. И легче станет мне… Наверно, завтра почта принесет письмо твое.

А что мне делать с ним? Ты слышишь? Ты должна понять меня — хоть авиа, хоть самым скоростным, а все равно пройдет четыре дня. Четыре дня! А что за эти дни случилось — разве в письмах я прочту?! Как эхо от грозы, придут они…

Давай увидимся с тобой — я очень жду — хотя б во сне! А то я не стерплю, в ночь выбегу без шапки, без пальто… Увидимся давай с тобой, а то… А то тебя сильней я полюблю.

Песня, в которой ты

Ты — всё, чем дышу, и всё, чем живу. Ты — голос любви и весны. Тебя я опять и жду, и зову, Мы быть на земле рядом должны. Серебряный луч блеснет с высоты И снова уйдет в поднебесье. Услышь мою песню, вот моя песня, Песня, в которой ты.

К тебе издалёка-далека Восхищенная река стремится. К тебе улетают облака, Улетают облака и птицы. И я тебя обязательно найду, Обязательно найду, жизнь моя! Закрой глаза, я так хочу Тебе присниться.

Я в небе большом всех птиц обгоню И, нежность в душе сохраня, Твой дом я найду и в дверь позвоню, И ты, как судьбу, встретишь меня. Серебряный луч блеснет с высоты, Надеждой блеснет и спасеньем. Возьми мое сердце, вот мое сердце, Сердце, в котором ты.

Анализ стихотворения «Ноктюрн» Рождественского

«Ноктюрн» Роберта Ивановича Рождественского – дань памяти композитору Арно Бабаджаняну и гимн любимой женщине.

Стихотворение создано в 1983 году. Поэту в эту пору исполнился 51 год, он автор многочисленных сборников, секретарь Союза писателей, награжден государственными наградами, попробовал себя в качестве телеведущего. Главным же своим достижением он считает счастливый семейный союз с А. Киреевой, матерью двух его дочерей. В жанровом отношении – песня о любви. Музыка к ней родилась первой, ее написал композитор А. Бабаджанян. Он исполнял эту мелодию на своих концертах, однако медлил с разрешением на сочинение слов к ней. Видимо, опасался несовпадения. Певец И. Кобзон предлагал в соавторы композитору его старинного друга Р. Рождественского. Однако и в этом случае, А. Бабаджанян позволил дать мелодии слова только после своей смерти. Так и случилось. В первой же строке поэт пишет о «гуле небытия», всепожирающем времени. Он заклинает свою возлюбленную: вспомни обо мне. Чувство лирического героя так велико, что живет даже за счет случайного воспоминания, мимолетной мысли. Перечислительная градация «века, мгновенья, года» вновь подчеркивает вневременность чувства. Время не умаляет его, а напротив, взращивает: еще сильней люблю. Весь мир соучаствует в бессмертном чувстве героя, он даже берется управлять небесными стихиями – и они подчиняются. Белоснежные облака летят с приветом к любимой. Он твердит один и тот же трогательный вопрос, наделяет героиню самыми нежными эпитетами. Благодарность переполняет его сердце: тебе желаю счастья. Он верит, что его пожелание обязательно сбудется. Даже за порогом смерти – «приду к тебе на помощь». Связь героев нерасторжима. «Свет любви» побеждает время, пространство и даже саму смерть. Единственное условие: трепетно живи. Не теряй себя, не разменивайся, не погружайся в суету. Человеческая жизнь изменчива, непредсказуема, разлука может быть близка. Герой хранит любимую светом своей любви, предсказывает ей счастье, солнечную жизнь. Нужно отметить, что слова песни стали пророческими: сам Р. Рождественский скончался в возрасте 64 лет, жена пережила его на двадцать один год. Множество лексических повторов (позови, вспомни), рефренов и обращений создают атмосферу этого стихотворения: добрая, нежная, странная, долгая, вешняя (весенняя). Вводное слово «пожалуйста» усиливает экспрессию строк. Бессчетное количество раз поэт называет любимую «моя», будто не смея поверить в чудо.

Произведение «Ноктюрн» Р. Рождественского посвящено его супруге А. Киреевой.


С этим читают