Михаил лермонтов

Анализ стихотворения «Валерик» Лермонтова

Во время первой ссылки на Кавказ Лермонтов так и не смог принять участия в боевых действиях, к чему очень стремился. Романтическая натура Лермонтова жаждала подвига. Эта возможность была ему предоставлена во второй ссылке. Поэт попал под командование генерал-лейтенанта Галафеева и даже вел официальный «Журнал военных действий». В июле 1840 г. Лермонтов участвовал в боевых операциях возле р. Валерик (в пер. «речка смерти») и проявил незаурядную храбрость. За один из боев поэт был приставлен к ордену Станислава 3-й ст., но уже после его смерти пришел отказ Николая I. Свои впечатления о войне Лермонтов выразил в произведении «Я к вам пишу случайно; право…» (1840). Название «Валерик» было дано издателями.


Стихотворение начинается с обращения Лермонтова к неизвестной собеседнице, оставшейся в России. Оно отражает философские размышления поэта о своей прошлой жизни и объясняет мотивы, которыми он руководствовался, отправляясь на войну. Лермонтов признается женщине в любви, которую ничто не может изгладить из его памяти. Невыносимые страдания приучили поэта к терпению. Он уже давно привык ко всему и не испытывает ни злобы, ни благодарности к судьбе.

Лермонтов постепенно от общих рассуждений переходит к описанию настоящего положения. Он находится среди русского военного лагеря. Удивительная природа Кавказа вызывает в его душе умиротворение. За будничными трудами некогда предаваться тоске. Поэта окружает непривычная восточная культура, которая невольно привлекает его. Жизнь спокойна только на первый взгляд. В любой момент может произойти внезапная стычка с неприятелем. Но короткая перестрелка давно стала привычным явлением, «безделкой». Она даже не вызывает чувства опасности. Лермонтов сравнивает такие «сшибки удалые» с «трагическим балетом».

Центральная сцена стихотворения – кровопролитное сражение на реке Валерик. Поэт очень подробно описывает эту битву, ее достоверность подтверждается «Журналом военных действий». При этом он умалчивает о собственных подвигах, но с чувством уважения отзывается о военных товарищах.

После битвы автор с сожалением оглядывает место кровавой резни. Огромные жертвы с обеих сторон наводят его на печальные размышления о смысле войны. Благородная жажда подвига сменяется скорбью по погибшим. Причем если русские солдаты будут поименно учтены и похоронены, то убитых горцев даже никто не считает. Очень символично звучит перевод названия р. Валерик – «речка смерти».

В финале автор вновь обращается к любимой. Он уверен, что его «безыскусственный рассказ» будет неинтересен светской женщине. «Тревоги дикие войны» скучны для человека, проводящего жизнь в праздности и веселье. В этом звучит обвинительный приговор Лермонтова всему высшему обществу. В скрытой форме поэт также предъявляет обвинение захватнической войне России на Кавказе. Потери местного населения вообще не учитываются, а судьба и победы русских солдат и офицеров никого не интересуют.

Список стихотворений:

c http-equiv=»Content-Type» content=»text/html;charset=UTF-8″>lass=»posts-container»>

Красивые стихотворения великих поэтов про любовь

Любви все возрасты покорны — гласит старая пословица, сказанная еще великим Пушкиным в романе в стихах «Евгений Онегин». Сложно не согласиться с ней. Посмотрите вокруг себя: мир полон этого чувства. Мы любим своих родителей, родственников, друзей, питомцев. И это я только начала перечислять. Жизнь сама по себе штука необыкновенная, но когда существует это волшебство, которое заполняет души и сердца окружающих и нас самих, заставляет творить добро, дарить улыбки случайным прохожим, то все и вовсе становится прекрасным. Нам не нужна война. Пусть будет только мир, только любовь. Большего и не надо.

В стихотворениях о любви обычно раскрываются чувства и переживания людей, которые их пишут. Например, стихи Сергея Есенина про любовь не стали исключением. Деревенский поэт воспевает свою любовь к Родине, к девушкам, к родной березе… К примеру, в произведении «Заметался пожар голубой..».

Слова в стихе любовной лирики известного поэта классика говорят нам о том, что ради своих чувств человек способен пойти против своих убеждений, против того, что ему дорого. Вот для Есенина скандалы, поэзия, кабаки-были практически основой в его жизни. И все это он мог бы оставить ради любимой

Из этого можно сделать вывод о том, что не важно, кто ты: ребенок или взрослый человек, пенсионер или подросток. Тем более не важно, какое ты имеешь социальное положение! Никому не чужда любовь

Любовь — вечна!

Большинство своих суждений я делаю, глядя на своего дедушку с бабушкой. Они прожили в браке 52 года. У меня эта цифра вызывает восхищение, искреннее недоумение: неужели это возможно? Видимо, да

Но важно не то, что они вместе так долго, а то, что они любят друг друга до сих пор. Фредерик Бегбедер сказал о том, что любовь живет только три года

А я в это не верю. Она вечна. Любовь в нашем мире -крепкий фундамент для мирового искусства и культуры. О ней пишут, ее восхваляют, показывают по телевизору. Она вдохновляет и расстраивает, показывает, что ты кому-то небезразличен и наоборот. Неоднозначное чувство, однако без него никак. Так будем же счастливы, пока это возможно. Рекомендуем к ознакомлению с красивыми, лучшими стихами о любви известных, великих поэтов классиков русской и зарубежной поэзии!

Анализ стихотворения «К* (Я не унижусь пред тобою)» Лермонтова

Стихотворение «К* (Я не унижусь пред тобою…)» посвящено одному из первых любовных разочарований Лермонтова. Современники не догадывались, кому оно было в действительности посвящено. Лишь значительно позднее исследователи установили, что таинственная возлюбленная – Н. Иванова. Молодой поэт познакомился с ней в 1830 г. и быстро влюбился. Неизвестно, как девушка ответила на его чувства, но Лермонтов, вероятно, считал, что может надеяться на взаимность. Встречаясь с Ивановой только на балах, поэт постепенно понял, что был одним из многочисленных поклонников ветреной красавицы. Между молодыми людьми произошел решительный разговор, после чего всякие отношения прекратились. В 1832 г. Лермонтов сумел беспристрастно взглянуть на неудавшийся роман. Свои впечатления он выразил в стихотворении «К* (Я не унижусь пред тобою…)».

Произведение очень эмоционально. Заметно, что автор искренне любил девушку и глубоко переживал эту душевную травму. Ему нелегко далось утверждение: «мы чужие с этих пор». Лермонтов с раннего возраста считал главным идеалом свободу, но преступил через нее ради любви. Поддавшись внезапной страсти, он совершил большую ошибку в жизни. Девушка стала в его глазах новым божеством, для которого он ничего не жалел. Конечно, в заявлениях юного романтика еще много преувеличений. Недолгие отношения он считает пожертвованными годами, когда он «целый мир возненавидел», отдав все чувства любимой.


С другой стороны, Лермонтов достаточно здраво судит о потраченном зря времени, которое он мог использовать для развития своего поэтического дара. В более зрелом возрасте поэт вообще почувствует презрение к балам и маскарадам. Возможно, истоки этого презрения лежат в неудавшейся любви.

Судя по стихотворению, девушка давала поэту какие-то обещания. С ее стороны это была просто кокетливая игра. Но возвышенная душа Лермонтова воспринимала эти слова за чистую монету. Поэт слишком поздно понял, что был для Ивановой очередной забавой.

Только теперь автор прозрел, он заявляет: «я горд!». Совершенная ошибка стала огромным уроком на будущее. Поэт утверждает, что больше никогда не станет унижаться перед кем-либо. Намек на удаление «под небо юга» — традиционная для XIX века угроза уехать на Кавказ. Лермонтов заявляет, что отныне будет тверд душой и сердцем. Коварная измена девушки, которую он считал ангелом, заставила его навсегда потерять уважение к женщинам. С этого времени он сам будет приносить ложные клятвы и разбивать сердца.

Торжественность и пафос произведения постепенно нарастают. В финале автор заявляет, что возлюбленная понимала, на что он был способен ради нее. Но сам он находился в любовном тумане и не знал, что в действительности представляет собой мнимая «богиня».

Стихи Лермонтова о Кавказе

Тебе, Кавказ, суровый царь земли…

Тебе, Кавказ, суровый царь земли, Я посвящаю снова стих небрежный. Как сына ты его благослови И осени вершиной белоснежной; От юных лет к тебе мечты мои Прикованы судьбою неизбежной, На севере, в стране тебе чужой, Я сердцем твой – всегда и всюду твой. Еще ребенком, робкими шагами Взбирался я на гордые скалы, Увитые туманными чалмами, Как головы поклонников Аллы́. Там ветер машет вольными крылами, Там ночевать слетаются орлы, Я в гости к ним летал мечтой послушной И сердцем был – товарищ их воздушный. С тех пор прошло тяжелых много лет, И вновь меня меж скал своих ты встретил, Как некогда ребенку, твой привет Изгнаннику был радостен и светел. Он пролил в грудь мою забвенье бед, И дружно я на дружний зов ответил; И ныне здесь, в полуночном краю, Всё о тебе мечтаю и пою.

Крест на скале

В теснине Кавказа я знаю скалу, Туда долететь лишь степному орлу, Но крест деревянный чернеет над ней, Гниет он и гнется от бурь и дождей. И много уж лет протекло без следов С тех пор, как он виден с далеких холмов. И каждая кверху подъята рука, Как будто он хочет схватить облака. О если б взойти удалось мне туда, Как я бы молился и плакал тогда; И после я сбросил бы цепь бытия, И с бурею братом назвался бы я!

Кавказу

Кавказ! Далекая страна! Жилище вольности простой! И ты несчастьями полна И окровавлена войной!.. Ужель пещеры и скалы Под дикой пеленою мглы Услышат также крик страстей, Звон славы, злата и цепей?.. Нет! Прошлых лет не ожидай, Черкес, в отечество свое: Свободе прежде милый край Приметно гибнет для нее.

Утро на Кавказе

Светает – вьется дикой пеленой Вокруг лесистых гор туман ночной; Еще у ног Кавказа тишина; Молчит табун, река журчит одна. Вот на скале новорожденный луч Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч, И розовый по речке и шатрам Разлился блеск и светит там и там: Так девушки, купаяся в тени, Когда увидят юношу они, Краснеют все, к земле склоняют взор: Но как бежать, коль близок милый вор!..

Кавказ

Хотя я судьбой на заре моих дней, О южные горы, отторгнут от вас, Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз: Как сладкую песню отчизны моей, Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял. Но мнилось, что в розовый вечера час Та степь повторяла мне памятный глас. За это люблю я вершины тех скал, Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор; Пять лет пронеслось: все тоскую по вас. Там видел я пару божественных глаз; И сердце лепечет, воспомня тот взор: Люблю я Кавказ!..

Стихи Лермонтова о любви

Черны очи

Много звезд у летней ночи, Отчего же только две у вас, Очи юга! Черны очи! Нашей встречи был недобрый час. Кто ни спросит, звезды ночи Лишь о райском счастье говорят; В ваших звездах, черны очи, Я нашел для сердца рай и ад. Очи юга, черны очи, В вас любви прочел я приговор, Звезды дня и звезды ночи Для меня вы стали с этих пор!

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояла, Чернея на черной скале. В той башне высокой и тесной Царица Тамара жила: Прекрасна, как ангел небесный, Как демон, коварна и зла. И там сквозь туман полуночи Блистал огонек золотой, Кидался он путнику в очи, Манил он на отдых ночной. И слышался голос Тамары: Он весь был желанье и страсть, В нем были всесильные чары, Была непонятная власть. На голос невидимой пери Шел воин, купец и пастух; Пред ним отворялися двери, Встречал его мрачный евнух. На мягкой пуховой постели, В парчу и жемчуг убрана, Ждала она гостя. Шипели Пред нею два кубка вина. Сплетались горячие руки, Уста прилипали к устам, И странные, дикие звуки Всю ночь раздавалися там. Как будто в ту башню пустую Сто юношей пылких и жен Сошлися на свадьбу ночную, На тризну больших похорон. Но только что утра сиянье Кидало свой луч по горам, Мгновенно и мрак и молчанье Опять воцарялися там. Лишь Терек в теснине Дарьяла Гремя нарушал тишину; Волна на волну набегала, Волна погоняла волну; И с плачем безгласное тело Спешили они унести; В окне тогда что-то белело, Звучало оттуда: прости. И было так нежно прощанье, Так сладко тот голос звучал, Как будто восторги свиданья И ласки любви обещал.

Отчего

Мне грустно, потому что я тебя люблю, И знаю: молодость цветущую твою Не пощадит молвы коварное гоненье. За каждый светлый день иль сладкое мгновенье Слезами и тоской заплатишь ты судьбе. Мне грустно… Потому что весело тебе.

Как небеса, твой взор блистает

Как небеса, твой взор блистает Эмалью голубой, Как поцелуй, звучит и тает Твой голос молодой; За звук один волшебной речи, За твой единый взгляд Я рад отдать красавца сечи, Грузинский мой булат; И он порою сладко блещет, И сладостней звучит, При звуке том душа трепещет И в сердце кровь кипит. Но жизнью бранной и мятежной Не тешусь я с тех пор, Как услыхал твой голос нежный И встретил милый взор.


Слышу ли голос твой…

Слышу ли голос твой Звонкий и ласковый, Как птичка в клетке Сердце запрыгает; Встречу ль глаза твои Лазурно-глубокие, Душа им навстречу Из груди просится, И как-то весело, И хочется плакать, И так на шею бы Тебе я кинулся.

Сонет

Я памятью живу с увядшими мечтами, Виденья прежних лет толпятся предо мной, И образ твой меж них, как месяц в час ночной Между бродящими блистает облаками. Мне тягостно твое владычество порой; Твоей улыбкою, волшебными глазами Порабощен мой дух и скован, как цепями, Что ж пользы для меня, – я не любим тобой. Я знаю, ты любовь мою не презираешь, Но холодно ее молениям внимаешь; Так мраморный кумир на берегу морском Стоит, – у ног его волна кипит, клокочет, А он, бесчувственным исполнен божеством, Не внемлет, хоть ее отталкивать не хочет.

Екатерина Быховец

Быховец Екатерина Григорьевна была дальней родственницей Лермонтова. Скорее всего, он познакомился с ней в доме у тетки, М. Е. Быховец, в период с 1838 по 1841 год. По мнению Екатерины Григорьевны, она напоминала Лермонтову Лопухину, видимо, поэтому он посвящает ей стихотворение «Нет, не тебя так пылко я люблю…». Так постепенно утрачивает свою силу любовная лирика Лермонтова, стихи еще сильнее наводят тоску об утраченных чувствах, жизнь великого гения подходит к концу.

Быховец имела много поклонников, причем из окружения поэта. Он имела смуглый цвет лица и карие очи. Она говорила, что Лермонтов не любил танцевать, но был очень веселым. Однако с ней он был настоящим и почти всегда грустил. Скорее всего, это было предчувствием надвигающейся беды. С ним Екатерина Григорьевна была и в день дуэли, у нее на глазах прошли последние минуты великого поэта. Потом Быховец писала в своих воспоминаниях, что утром они беседовали, а потом ездили с Лермонтовым и общими друзьями на пикник.

Стихи Лермонтова про осень

Осень

Листья в поле пожелтели, И кружатся и летят; Лишь в бору поникши ели Зелень мрачную хранят. Под нависшею скалою Уж не любит, меж цветов, Пахарь отдыхать порою От полуденных трудов. Зверь отважный поневоле Скрыться где-нибудь спешит. Ночью месяц тускл и поле Сквозь туман лишь серебрит.

Солнце осени

Люблю я солнце осени, когда, Меж тучек и туманов пробираясь, Оно кидает бледный, мертвый луч На дерево, колеблемое ветром, И на сырую степь. Люблю я солнце, Есть что-то схожее в прощальном взгляде Великого светила с тайной грустью Обманутой любви; не холодней Оно само собою, но природа И всё, что может чувствовать и видеть, Не могут быть согреты им; так точно И сердце: в нем всё жив огонь, но люди Его понять однажды не умели, И он в глазах блеснуть не должен вновь И до ланит он вечно не коснется. Зачем вторично сердцу подвергать Себя насмешкам и словам сомненья?

Приходит осень

Приходит осень, золотит Венцы дубов. Трава полей От продолжительных дождей К земле прижалась; и бежит Ловец напрасно по холмам: Ему не встретить зверя там. А если даже он найдет, То ветер стрелы разнесет. На льдинах ветер тот рожден, Порывисто качает он Сухой шиповник на брегах Ильменя. В сизых облаках Станицы белых журавлей Летят на юг до лучших дней; И чайки озера кричат Им вслед, и вьются над водой, И звезды ночью не блестят, Одетые сырою мглой. Приходит осень! Уж стада Бегут в гостеприимну сень; Краснея догорает день В тумане. Пусть он никогда Не озарит лучом своим Густой новогородский дым, Пусть не надуется вовек Дыханьем теплым ветерка Летучий парус рыбака Над волнами славянских рек! Увы! Пред властию чужой Склонилась гордая страна, И песня вольности святой (Какая б ни была она) Уже забвенью предана. Свершилось! Дерзостный варяг Богов славянских победил; Один неосторожный шаг Свободный край поработил! Но есть поныне горсть людей, В дичи лесов, в дичи степей; Они, увидев падший гром, Не перестали помышлять В изгнанье дальном и глухом, Как вольность пробудить опять; Отчизны верные сыны Еще надеждою полны: Так, меж грядами темных туч, Сквозь слезы бури, солнца луч Увеселяет утром взор И золотит туманы гор.

  • Стихи про бабушку, стихи для бабушки, поздравления бабушке
  • Лучшие стихи Есенина

Екатерина Сушкова

Еще одни любовные отношения связывают Лермонтова уже со взрослой светской дамой Екатериной Александровной Сушковой. В 1830 году ей он посвящает целый цикл своих стихотворений. Любовная лирика Лермонтова оказалась в новой страдальческой фазе. Но Сушкова поначалу не воспринимала влюбленного в нее Лермонтова и, благосклонно слушая стихи-посвящения, не скрывала насмешливого отношения к их автору. А Лермонтов мог часами спорить с ней до слез, дабы доказать свою правоту.

Одно из стихотворений — «Нищий», другое — «К Сушковой», или «Зови надежду сновиденьем…» и т. д. Везде он признается ей в любви и просто зачарован ею. Ровно год длился их роман, с 1830 по 1831 год. Сушкова была его московской знакомой, с которой часто виделся в подмосковной усадьбе у своих родственников Столыпиных. Как жениха она его не рассматривала, но прошло пять лет, и Лермонтов появился возле нее уже бравым гусаром. Прознав, что она собирается выйти замуж за его друга Лопухина, он ведет себя так искусно и хитро, что пленяет сердце красавицы и тем самым компрометирует ее в глазах окружающих. А потом признается ей в том, что никогда не любил. В итоге они прощаются. Лермонтов рад тому, что отомстил за свою любовь и насмешки. Скорее всего, эта самая темная страница его биографии появилась из-за юнкерского воспитания и желания всегда быть на пьедестале.

История их отношений хорошо отображена в незаконченном романе «Княгиня Лиговская» (1935 г.), там прототипом Сушковой выступает Елизавета Негурова.

Стихи Лермонтова о свободе

Листок

Дубовый листок оторвался от ветки родимой И в степь укатился, жестокою бурей гонимый; Засох и увял он от холода, зноя и горя И вот наконец докатился до Черного моря. У Черного моря чинара стоит молодая; С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская; На ветвях зеленых качаются райские птицы; Поют они песни про славу морской царь-девицы. И странник прижался у корня чинары высокой; Приюта на время он молит с тоскою глубокой, И так говорит он: «Я бедный листочек дубовый, До срока созрел я и вырос в отчизне суровой. Один и без цели по свету ношуся давно я, Засох я без тени, увял я без сна и покоя. Прими же пришельца меж листьев своих изумрудных, Немало я знаю рассказов мудреных и чудных». – На что мне тебя? – отвечает младая чинара, Ты пылен и желт, – и сынам моим свежим не пара. Ты много видал – да к чему мне твои небылицы? Мой слух утомили давно уж и райские птицы. Иди себе дальше; о странник! Тебя я не знаю! Я солнцем любима, цвету для него и блистаю; По небу я ветви раскинула здесь на просторе, И корни мои умывает холодное море.

Узник

Отворите мне темницу, Дайте мне сиянье дня, Черноглазую девицу, Черногривого коня! Я красавицу младую Прежде сладко поцелую, На коня потом вскочу, В степь, как ветер, улечу. * Но окно тюрьмы высоко, Дверь тяжелая с замком; Черноокая далеко, В пышном тереме своем, Добрый конь в зеленом поле Без узды, один, по воле Скачет весел и игрив, Хвост по ветру распустив. * Одинок я – нет отрады: Стены голые кругом, Тускло светит луч лампады Умирающим огнем; Только слышно: за дверями, Звучномерными шагами, Ходит в тишине ночной Безответный часовой.


Воля

Моя мать – злая кручина, Отцом же была мне – судьбина, Мои братья, хоть люди, Не хотят к моей груди Прижаться; Им стыдно со мною, С бедным сиротою, Обняться. Но мне богом дана Молодая жена, Воля-волюшка, Вольность милая, Несравненная; С ней нашлись другие у меня Мать, отец и семья; А моя мать – степь широкая, А мой отец – небо далекое; Они меня воспитали, Кормили, поили, ласкали; Мои братья в лесах – Березы да сосны. Несусь ли я на коне, – Степь отвечает мне; Брожу ли поздней порой, – Небо светит мне луной; Мои братья в летний день, Призывая под тень, Машут издали руками, Кивают мне головами; И вольность мне гнездо свила, Как мир – необъятное!

Сосед

Кто б ни был ты, печальный мой сосед, Люблю тебя, как друга юных лет, Тебя, товарищ мой случайный, Хотя судьбы коварною игрой Навеки мы разлучены с тобой Стеной теперь – а после тайной. Когда зари румяный полусвет В окно тюрьмы прощальный свой привет Мне умирая посылает И, опершись на звучное ружье, Наш часовой, про старое житье Мечтая, стоя засыпает, Тогда, чело склонив к сырой стене, Я слушаю – и в мрачной тишине Твои напевы раздаются. О чем они – не знаю; но тоской Исполнены, и звуки чередой, Как слезы, тихо льются, льются… И лучших лет надежды и любовь В груди моей всё оживает вновь, И мысли далеко несутся, И полон ум желаний и страстей, И кровь кипит – и слезы из очей, Как звуки, друг за другом льются.

Варенька Лопухина

В студенческие годы, в 1832 году, Лермонтов был представлен русской дворянке Варваре Александровне Лопухиной. Молодые люди полюбили друг друга, причем Лермонтов бережно хранил в сердце образ девушки до самой смерти. Их чувства на тот момент были взаимны, но родители девицы в 1935 году решили выдать ее замуж, подыскав выгодную партию — богатого помещика Н. Ф. Бахметева, который был намного старше ее. Возможно, на брак повлияли слухи об ухаживаниях Мишеля за Екатериной Сушковой.

Любовная лирика Лермонтова принимает новый поворот. Современные литературоведы уверены, что Вареньке Лермонтов посвятил немало своих произведений, стихов и поэму «Демон». Она же, Лопухина, стала прототипом Веры в повести «Герой нашего времени», которую любил Печорин, похожий на самого автора. В драме «Два брата» гений тоже высказывается о неравных браках по расчету, намекая на семью Варвары.

Может быть, и была Варенька верной и покорной женой, но счастливой ей стать не довелось — муж был ревнив и не разрешал даже вспоминать о Лермонтове. Но она так и не смогла забыть поэта.

Ей Лермонтов посвятил стихотворение «Она не гордой красотою».

После ссылки на Кавказ, в 1838 году, Лермонтов виделся с Лопухиной-Бахметевой. К тому времени она уже была больна, и вид ее немного удручал.

Лермонтов посвятил ей стихотворение «Ребенку». В этот период была красива и нежна любовная лирика Лермонтова. Стихотворения трогают до глубины души.

В 1841 году, когда не стало Лермонтова, нервы Варвары совсем сдали, восстанавливать силы она не хотела ни в Москве, ни за границей, потом она сильно ослабла и в 1851 году, когда ей исполнилось всего 36 лет, скончалась. История этой любви запечатлена в романе Лермонтова «Сказки Золотого века».

Анализ стихотворения «Опасение» Лермонтова

Произведение «Опасение» Михаила Юрьевича Лермонтова относится к ранней лирике поэта.

Стихотворение написано в 1830 году. Его автору исполнилось 16 лет, весной он распрощался с Благородным пансионом, лето провел в усадьбе Середниково, где был сражен красотой Е. Сушковой, осенью приступил к занятиям в университете. По жанру – философская лирика, по размеру – ямб с перекрестной рифмовкой, 5 строф. Рифмы мужские, женские, открытые и закрытые. Лирический герой – автор, беседующий, видимо, с ровесником или же с самим собой. Поэт размышляет о времени и приходит к неожиданным выводам. Герой наставительно предостерегает в повелительном наклонении: страшись. От любви одни неприятности. Во-первых, она проходит. Во-вторых, тревожит и убивает тоской. Да так, что после столь жестокого испытания трудно «воскреснуть», вернуть интерес к жизни. Во 2 четверостишии – о главном: краса, любимая тобой. Дальше начинаются мечты о будущем: тебе отдаст руку. Небольшие сомнения все же побуждают героя добавить к рассуждению «положим». Поскольку здесь начинается область мечты, появляется россыпь многоточий. «Года мелькнут»: справедливое, но довольно банальное утверждение, еще не испытанное героем на, так сказать, собственной шкуре. «Летун седой» (метафора и инверсия): подразумевается Кронос, мифологический персонаж, который изображается в виде крылатого старика. «Вечную разлуку»: смерть. В 3 строфе юноша выносит приговор долголетним союзам. Герой полагает, что престарелая пара – довольно жалкое зрелище. Пожилой влюбленный с радикулитом непременно располагается в креслах, подушках, а рядом ворчливая (докучливая) «старушка», черты лица которой смело можно назвать «безобразными». Тогда всякое воспоминание о молодости и красоте своей избранницы будет вызывать бесполезные сожаления. Интересно, что похожие меланхоличные мысли на тему старости легли и в основу посвящения неотразимой Е. Сушковой под названием «Весна». В заключительной строфе философствование героя переходит на иной уровень. Он декларирует одиночество, поскольку неизбежная утрата дорогих лиц кажется ему невыносимой. «Жизнь влачить»: похоже, герой уже не питает иллюзий. «К смерти радостней»: оксюморон. «Два удара»: кончину любимого человека, а потом и необходимость встретить свою собственную. Интонация достаточно мрачная, местами ироническая. Лексика от возвышенной до просторечной. Эпитеты: былых, вечную. Метафора: играло жизнью.

В своем «Опасении» М. Лермонтов предупреждает читателя о превратностях любви и неумолимости времени.


С этим читают